«Украина уже не воспринимается "серым" пятном на карте Европы»

Автор
Никита Мелихов
Интервьюируемый
Оксана Приходько

Последние события в Украине заставили практически каждого, как минимум, ежедневно следить за новостями и задумываться о переменах. Но мы решили взять интервью у тех людей, которые еще до известных событий продвигали на Украине европейские ценности и нормы, в том числе, и в сфере кибербезопасности. Гостья нашего сайта – Оксана Приходько, директор общественной организации «Европейская Медиа Платформа», член группы экспертов Совета Европы.

Україна - це Європа

Oksana Prykhodko Zezya.jpg

Оксана, расскажите, пожалуйста, о том, что такое «Европейская Медиа Платформа», за что борется организация в Украине?

Европейская Медиа Платформа — это международная общественная организация со штаб-квартирой в Украине. Зарегистрирована в 2010 году. Оргнизация занимается продвижением европейских ценностей и стандартов в информационной сфере. Ее соорганизаторами, кроме меня, являются Ханне Северинсен, Ольга Большакова, Игорь Когут и Владимир Мостовой.

Ячейки организации есть на территории Украины, Дании и Армении. В Украине действуют 18 ячеек, а в Армении и Дании — по 1 ячейке. Сейчас работаем над созданием ячеек в Финляндии, России, Молдове и Румынии.

Почему именно «европейская» платформа, а не «украинская», например?

Этот вопрос как раз связан с тем, чем именно наша организация занимается. Наша деятельность тесно связана с Советом Европы. При Совете Европы есть постоянно действующая конференция международных общественных организаций, которая имеет больше 500 членов. И Украину на этой конференции представляет только 1 организация. Поэтому изначально нашей организацией ставилась задача зарегистрировать международную общественную организацию. Так, когда у нас будет больше 6 ячеек по разным странам Европы, «Европейская Медиа Платформа» тоже будет претендовать на членство в Совете Европы.

Украина ведь состоит в Совете Европы, правильно? Какова ее роль в этом Совете?

Да, Украина является не только географически и культурно членом Европы, но и институционно Украина уже 18 лет является членом Совета Европы. Но по большей части, это членство является фиктивным. Те обязательства, которые 18 лет назад Украина, вступая в Совет Европы, брала на себя, и которые она должны была выполнить, страна не выполнила до сих пор, а список наших долгов только увеличивается. Разрыв между Европейскими стандартами (не чьими-то чужими стандартами, а теми, в разработке которых принимает участие и Украина тоже) все больше растет.

Украина уже 18 лет является членом Совета Европы. Но по большей части, это членство является фиктивным.

В этом я вижу основную причину того, что происходит в нашей стране вообще, в том числе и в сфере информатизации.

А какие еще проблемы в области информатизации в нашей стане Вы можете назвать?

Я, как член группы экспертов Совета Европы по правам человека в информационном обществе, участвовала в разработке тех документов, которыми должны руководствоваться интернет-провайдеры в нашей стране сейчас. Это было еще в 2009 году. Совет Европы принял, Украина поучаствовала в этом, но документы до сих пор не действуют. А сейчас возникают вопросы: а как же строить работу провайдеров интернета? Хотя еще 5 лет назад на европейском уровне, с участием украинских экспертов соответствующие документы были проработаны и приняты.

Наша организация как раз пытается этот разрыв между теорией и практикой восполнить.

А с кем «Европейская Медиа Платформа» сотрудничает?

Основным принципам управления интернетом в мире отвечает модель мультистейкхолдеризма. Эта модель предполагает ответственное партнерство госструктур, бизнеса и общественности при решений любой задачи, в том числе обеспечения кибербезопасности.

То есть кибербезопасность обеспечивают не только правоохранительные органы или граждане, а это означает, что настоящая кибербезопаность может быть обеспечена только совместными усилиями всех структур.

Государство задает правила игры, по которым играют все остальные участники. Бизнес — зарабатывает деньги и удовлетворяет спрос. А общество, с одной стороны, диктует спрос, с другой стороны — контролирует и государство, и бизнес.

Вы проводите конференции, форумы по теме управления и регулирования в интернет-сфере, кибербезопасности. Насколько действенны такие способы заинтересовать людей, общественность?

Я бы не сказала, что людей нужно заинтересовывать. Нужно не восстанавливать, а строить цифровое доверие.

Вместо того, чтобы при обнаружении неправомерных действий получить помощь от милиции, люди боятся обратиться к соответствующим органам, они считают, что так пострадают гораздо больше, чем от бандитов.

А какие ресурсы, возможности, механизмы есть у нашего государства сегодня по регулированию работы интернета?

Судя по всему, единственный механизм, который пытается использовать наше государство — это закрывать и блокировать ресурсы. В цивилизованном мире такой механизм действительно существует. Правда, только по постановлению суда.

А внесудебная блокировка интернет-ресурсов существует у нас?

Внесудебная блокировка существует, но её не должно существовать. Это абсолютно недемократическая мера. Это переложение ответственности на того, кто не может такую ответственность нести. Если любой интернет-провайдер будет сам, на свое усмотрение, решать, что ему предоставлять, а что не предоставлять, то у нас не будет ни свободы интернета, ни рынка. Именно для этого предусмотрена система, когда только по решению суда можно блокировать сайты. Но у нас в стране не прописана процедура, что должно происходить после постановления суда.

Например, в Facebook какая-то группа занимается противозаконной по украинскому законодательству деятельностью. Что в этом случае нужно сделать? Закрыть Facebook, провайдер, страницу группы? Изымается ли при этом сервер? А кто несет ответственность за физическую целостность сервера и сохранность информации?

Достаточно вспомнить Infostore. Да, а чем-то они действительно нарушали закон. Но при этом, после закрытия ресурса, пострадали очень многие образовательные учреждения, например, университеты, которые хранили там все свои учебники.

Очень легко заявить о благих целях цензуры в интернете. Что собственно и происходит в России: «мы боремся с порнографией, поэтому мы закрываем все сайты, где допускается хоть какое-то вольнодумие».

И все прекрасно понимают, что фотожаба на Путина находится вне закона не потому, что она недемократична, а потому, что она подрывает государственные устои. Но меры, запрещающие вольнодумие непрозрачны и подотчетны кому-то.

Я думаю, что если существует механизм какого-то действия, должен быть и механизм обжалования этого действия.

Что нужно предпринять Украине, на Ваш взгляд, чтобы обезопасить медиасферу? Какими должны быть первые шаги?

Повышение грамотности, на всех уровнях. Начиная со школы. Например, инициатива «День безопасного интернета» в Украине реализуется уже не первый год. К сожалению, на какой-то период проведение мероприятий прерывалось. Сначала инициативу очень активно продвигали Microsoft, «Киевстар», существовала большая коалиция при участии Министерства образования. И им удалось ввести в школьную программу уроки по кибербезопасности при использовании интернета. Сейчас эта деятельность несколько затормозилась, но этим заниматься нужно. Вместе с правоохранительными, с законодательными органами. Естественно и с интернет-провайдерами, учителями, школьниками, активистами.

И учить нужно не только детей, а и их родителей тоже.

А что именно ваша организация делает в области кибербезопасности сегодня?

В первую очередь мы занимаемся переводом самой актуальной тематической информации. Мы пытаемся не просто сделать качественные переводы статей, положений, а пытаемся вывести постсоветские страны на совершенно другой политологический и культурологический уровень обсуждения проблемы. Сейчас объясню.

На последнем круглом столе мы впервые говорили об информационной безопасности. Я против этого термина. «Сybersecurity» переводится именно как «кибербезопасность». И только в русскоязычных официальных переводах этот термин переводится как «информационная безопасность». А это та сфера, благодаря которой можно закрывать сайты за фотожабы, за критику власти, за намеки на подрыв государственного строя и т. д. А если же мы говорим именно о кибербезопасности, то мы имеем дело с борьбой с порнографией, мошенничеством, терроризмом.

European-Media-Platform.jpg

Ваша «Платформа» имеет непосредственное отношение к Европе, Вы знаете о европейском опыте не по наслышке. Как Вы считаете, опыт какой европейской страны Украине можно было бы перенять?

Идеальным, на мой взгляд, является финский вариант.

А кто поддерживает вашу организацию, кто спонсирует?

Среди наших спонсоров есть и украинский бизнес, и Совет Европы, и американские грантодатели, и другие активные участники доменного рынка, в том числе даже из России, где доменный рынок хорошо развит, и на этом рынке зарабатываются хорошие деньги, чего не наблюдается пока в Украине. При этом игроки этого рынка тоже заинтересованы в том, чтобы правила его работы были открытыми, прозрачными, демократическими, понятными и предсказуемыми. И любые искажения в интернет-пространстве очень негативно сказываются на рыночных показателях.

Еще один очень актуальный вопрос. Сегодня между Украиной и Россией неопределенные отношения, мы оказались в сложной ситуации. На Ваш взгляд, стоит ли сотрудничать, делиться опытом с Россией? Существуют ли какие-то совместные проекты с этой страной у «Европейской Медиа Платформы»?

К сожалению, сейчас о продолжении официального сотрудничества говорить не приходится. И это весьма прискорбно.

Но я очень рада тому, что до уровня руконеподавательства мы с нашими российскими друзьями не дошли. Это действительно наши друзья. Нас не смогли рассорить ни денежные, ни языковые, ни политические интересы. Для меня сейчас это — превыше всего.

А ведутся ли сейчас переговоры со странами Европы в этой сфере? Или на время кибербезопасность в нашей стране потеряла актуальность?

Украина сейчас уже не воспринимается «серым» (или «черным») пятном на карте Европы. И Евросоюз, и Совет Европы приняли принципиально важные решения о расширении сотрудничества с нами. В том числе, и в сфере информатизации, и (особенно) в сфере кибербезопасности. Во что это выльется — это зависит, в том числе, и от наших с вами усилий.

Наша совместная задача — создание площадки для обсуждения общих проблем в общих интересах. Общей — европейской — платформы.

Спасибо за интервью, Оксана!

И Вам спасибо, Никита.

Еще интересное

VPN-провайдер CryptoSeal Privacy прекратил обслуживание пользователей по тем же причинам, по которым это сделал почтовый сервис Lavabit

«Лаборатория Касперского» выпускает бесплатное приложение Безопасный браузер для Windows Phone, обеспечивающее защищенный веб-серфинг на смартфонах с мобильной операционной системой Microsoft.

Исследователи безопасности из лаборатории «Преториан» обнаружили несколько SSL-уязвимостей в популярном мессенджере WhatsApp. 

Представляем Вашему вниманию статью Александры Купченко для internetUA. В статье анализируется одобренный Кабинетом Министров Украины законопроект о кибербезопасности.

Гість програми -- Володимир Безмалий, експерт з інформаційної безпеки та Тарас Утіралов, юрист.

Вчера в Сиэтле агенты ФБР задержали российского программиста Алексея Кибкало. Его обвиняют в выдаче торговых секретов корпорации Microsoft.